Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 20.09.2021, 14:11
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Календарь

«  Август 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Главная » 2021 » Август » 10 » «ПО ЗНАКУ СВЫШЕ»: СВЯЩЕННИК, ОКОРМЛЯЮЩИЙ ИК-2 УФСИН РОССИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ СТАЛ ГЕРОЕМ ПУБЛИКАЦИИ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ГАЗЕТЫ
09:40
«ПО ЗНАКУ СВЫШЕ»: СВЯЩЕННИК, ОКОРМЛЯЮЩИЙ ИК-2 УФСИН РОССИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ АДЫГЕЯ СТАЛ ГЕРОЕМ ПУБЛИКАЦИИ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ГАЗЕТЫ

«По знаку свыше»: Священник, окормляющий ИК-2 УФСИН России по Республике Адыгея стал героем публикации республиканской газеты

По знаку свыше10.08.2021

По знаку свыше

В прошлом году у голосовавшего на трассе священника, остановился автобус. «На базу» возвращался спецназ – 30 взрослых крепких молодых парней, успевших послужить стране в горячих точках, с опаской поглядывая на священника, постепенно разговорились. «Батюшка, а вы не служили?» -спросил один из бойцов. «Неужели до сих пор видно?» - улыбнулся священник. В храме Адыгейска спецназовцы исповедовались, ведь этот священник один из немногих мог их понять.  О пути к Богу иеромонаха Сергия, в миру - майоре милиции Дмитрии Сидорове - в материале «СА»

Кесарю - кесарево

Дмитрий рос в простой семье  - и мама и отец работали инженерами на одном из предприятий промышленного Николаева. Как и все – в 80 годы – верующими были «только по праздникам». Однажды Сидоров-старший даже заработал взыскание, отозвавшись на просьбу знакомых стать «крестным отцом»:

- После крещения ребенка, священник заполнял специальный «бегунок», где указывались данные участников одного из главных  христианского таинств.  Потом эти данные оказались в обкоме  - отцу порядком «потрепали нервы». Особо верующими родители не были, в силу этих причин, даже я сам крестился уже в подростковом возрасте – в начале 90-х, - вспоминает майор милиции.

Окончив профучилище, Дмитрий уже ждал повестки в военкомат, но принял предложение отца – попробовать свои силы – поступить в Донецкий институт Министерства внутренних дел Украины. Курсантские будни, построения, ранние подъемы, дежурства, учеба в милицейском вузе оказалась нелегкой.

Уставая, я молился – просто своими словами обращался к Богу. Мама прислала мне православный молитвослов, а то в детстве у меня была простая распечатка молитв, которую я сам сшил нитками. Теперь, чтобы успеть помолиться, как положено христианину, я – курсант вуза МВД, вставал на час раньше, - рассказывает отец Сергий.

В 1999 году Дмитрию Сидорову вручили лейтенантские погоны, и он вернулся в город Николаев – в Корабельный отдел внутренних дел на должность оперуполномоченного подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

90-е в украинском Николаеве – это страшное время и район, где я начал службу был очень криминальным. За неделю минимум 5 грабежей, кражи, разбои, хулиганство.  Весь отдел дневал и ночевал на работе. В городе воровали  металл, даже лифтовое оборудование вывозили из многоэтажных домов. За обручальное кольцо горожан могли избить, покалечить, хулиганы срывали с прохожих даже шапки, процветала наркоторговля. Мы сбивались с ног, - вспоминает о своей службе милиционер.

Нелёгкие будни сменяли друг друга – на погонах вчерашнего курсанта росло количество звездочек, его уважали коллеги и побаивались «жулики». Многие из его «клиентов» благодаря въедливому майору, успели получить срок и вернуться обратно, а некоторые по нескольку раз.

- По много раз  через мой кабинет приходили одни и те же «бандиты». Я их встречал  «с распростертыми объятьями»,  ведь они обязаны были  отметиться у меня - были и дважды, и трижды, и более раз. Конечно, профессиональное выгорание, механическое исполнение своих обязанностей коробило меня, я становился автоматом, а иногда хотелось все же быть человеком. Старенький молитвослов я продолжал хранить, читая молитвы редко – часто не позволяла служба – но искренне, - рассказывает офицер.

Знак свыше

6 июня 2006 года сотрудники милиции получили сигнал о местонахождении опасного преступника - тот скрывался в одном из дачных поселков. Несколько лет подряд преступник изготавливал оружие и взрывные устройства – самодельные пистолеты, даже гранаты и сдаваться не собирался. Милиционеры вызвали на поддержку бойцов спецподразделения «Беркут» - никто не сомневался, что спецназовцы смогут справиться с опасным «оружейником». Был блокирован  целый район, но преступник, забаррикадировавшись, начал отстреливаться.

Результата обычные «опера» ожидали в соседнем от дома палисаднике. Бойцам «Беркута» была дана команда «Штурм!» и началась спецоперация, раздались первые выстрелы, конечно в воздух, чтобы дезориентировать преступника. Неожиданно из окна – прямо на оперативников вылетела самодельная граната – в корпусе жестяной кофейной банки и, упав на землю, зашипела, закрутилась, разбрызгивая искры.

Как в замедленной съемке, мы смотрели на  нее, считая секунды до взрыва. Кто-то бежал, кто-то застыл в ступоре… Я  стоял, шепча слова простой молитвы…   «Повезло вам, - удивлялся потом взрывотехник спецназа «Беркут», - тут, оказывается, взрыватель недоработан. А если бы взорвалось, то общались бы вы и «беркутята» уже с Богом!». Именно этот случай послужил причиной переоценкой ценностей и ориентиров в жизни для меня - майора милиции Дмитрия Сидорова старшего оперуполномоченного Николаевского горотдела МВД Украины. Случившееся стало для меня откровением , чудом - и я понял, что это знак свыше, - искренне говорит наш собеседник.

В 2010 году на Украине была развернута кампания по созданию принципиально новой милиции. Решение о том может ли сотрудник проходить службу в органах внутренних дел в рамках переаттестации принимали  абсолютно гражданские лица – журналисты, учителя, общественники.  Для многих  принципиальных милиционеров-профессионалов, «радеющих» службой, кандидатуры которых  «представители  общественности» отклонили, вспоминает майор Сидоров, это стало катастрофой.

В службе бывало всякое - и недопонимание между различными контролирующими  и надзирающими ведомствами,  и совсем некабинетные, порой опасные задержания преступников. И тут профессионалы, выросшие на службе оказываются не нужными, и тебе, учившемуся еще у старших товарищей – советских милиционеров – некому передать свой опыт. В таких условиях, служить было  очень сложно.  Как то я вспомнил слова Евангелия «Воздайте кесарю-кесарево, а Богу – богово…», и подумал: «Кесарево – то, что положено государству я отдал сполна, а что я отдал Богу»? – спрашивал сам у себя майор.

Духовный долг

Сегодня за плечами майора милиции в отставке  Дмитрия Сидорова - священника Адыгейской и Майкопской епархии иеромонаха Сергия учеба в Духовной семинарии – он дипломированный богослов. Он - настоятель храма во имя Сорока мучеников Севастийских в хуторе Шевченко, проводит богослужения в  храме города Адыгейска. По благословению архиепископа Тихона именно он последние годы является окормляющим священнослужителем церкви в исправительной колонии № 2 УФСИН России по Республике Адыгея.

Иеромонах Сергий признается, что самые ревностные верующие из его паствы – в колонии . Осужденные ходят в церковь «не ленясь», а в обычной  «гражданской жизни» есть много соблазнов.  Он часто сам улыбается: раньше он приводил своих подопечных на скамью подсудимых, а сейчас молиться об их скорейшем освобождении – и то и другое – по долгу службы!

Регулярно водители, проезжающие по трассе М-4 видят на дороге голосующего батюшку. Отец Сергий ездит «автостопом» и редко какой автомобиль не притормаживает, чтобы спросить «Батюшка, подвезти?».

- Прихожане в колонии мало чем отличаются от простых – «на свободе», просто здесь – в местах лишения свободы -  очень важны слова утешения, это здесь намного важнее чем «в миру». Почему-то я встречаю в колонии искренне верующих людей, которые раскрываются на исповеди по-настоящему. Но кто-то признает свою вину – и перед людьми и перед Богом, а кто-то ищет оправдания. От некоторых бесед - я ужасался, «волосы дыбом». Я никого никогда не осуждаю - Господь всем судья, только ему известно, что послужило причиной совершения преступления -  всё правильно сделал у меня другого выбора не было каждый поступок один и тот же поступок может по-разному судить Но есть один штрих в работе тюремного священника, даже неписанное правило  - никогда не узнавать по какой статье осужден прихожанин колонийского храма. Ведь тогда я поневоле буду дифференцировать их, а этого православный иеромонах себе позволить не может, - рассказывает о новой службе священник.

Иеромонаху Сергию не  бывает сложно морально работать с таким контингентом – опыта ему – правда,  в другом статусе не занимать. После богослужения  в колонии, признается он, колоссальный упадок сил, ведь каются осужденные искренне.

- Главное чувство священника, служащего в колонии - это чувство долга. Раз Господь направил меня на эту стезю, значит это мой  путь. Долг священника – пропустить через себя исповедь вчерашнего преступника, ведь он ждет прощения, понимания. Ко многим испытаваю чувство жалости, некоторые  попадают в места лишения свободы «по глупости», «по молодости». Много моих бывших соотечественников, некоторые из них не вникли в изменения, зачастую ужесточение законодательства. Кто-то в 20-25 лет находит хорошую работу, женится, воспитывают детей, а их сверстники – мои прихожане на 8-12 лет «выпали» из жизни, не сберегли дар божий – время! – с сожалением говорит священник.

Марта Еленская

По знаку свыше