Приветствую Вас Гость!
Вторник, 19.01.2021, 06:01
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Главная » 2020 » Декабрь » 18 » ИНТЕРВЬЮ МИТРОПОЛИТ КРУТИЦКОГО И КОЛОМЕНСКОГО ЮВЕНАЛИЯ ПОДМОСКОВНЫМ СМИ
10:13
ИНТЕРВЬЮ МИТРОПОЛИТ КРУТИЦКОГО И КОЛОМЕНСКОГО ЮВЕНАЛИЯ ПОДМОСКОВНЫМ СМИ

Интервью митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия подмосковным СМИ

Интервью митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия подмосковным СМИ

18.12.2020

16 декабря 2020 года в своей резиденции в Новодевичьем монастыре в Москве Патриарший наместник Московской епархии митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий встретился с представителями подмосковных средств массовой информации: телеканала «360», «Радио-1» и газеты «Подмосковье сегодня». В ходе встречи Его Высокопреосвященство ответил на вопросы журналистов, которые касались его жизненного пути и точки зрения на актуальные вопросы современности.

«Радио-1»: Владыка, расскажите о своей семье, своих родителях. Какие впечатления детства хранит Ваша память? Помните ли Вы, когда впервые попали в храм?

— Отвечая на Ваш вопрос, вспоминаю далекое прошлое, что я всегда делаю с любовью и умилением. Вспоминаю своих родителей, которые оказывали мне свою любовь, внимание, которые учили меня жизни. Всегда трогательно думать о матери, а мне особенно, потому что она привила мне любовь к Церкви Христовой. Она была духовной дочерью одного из новомучеников нашей Церкви и не могла без слез рассказывать о том, какие сведения доходили до нее и до духовных чад владыки о том, в каких условиях он томился в заточении.

Все, что связано с моим детством, я вспоминаю с радостью, особенно то, что я попал в храм Божий, в котором остаюсь до сего дня. Сам я из города Ярославля, и в то время церковная обстановка в стране была тяжелой. В большом городе, где я жил, был всего один действующий храм, и то он был разделен на три части: в одной служили обновленцы, то есть представители тогдашнего раскола в Русской Православной Церкви, в другом единоверцы, а в маленькой часовенке на втором этаже, которая вмещала всего 30-40 человек, была церковь, которую посещала мама, и это была моя духовная колыбель. Я вспоминаю и священнослужителей, и монашествующих, и рядовых верующих, которые с лаской и любовью относились ко мне, когда я делал свои первые самостоятельные шаги, поэтому с радостью мысленно обращаюсь к своему детству. Мне не стыдно за прожитые годы.

Газета «Подмосковье сегодня»: Когда Вы впервые услышали слово «война»? Каким были для Вас и Вашей семьи эти пять лет? Помните ли Вы День Победы?

— Да, тяжелое было время. Конечно, многие детали не сохранились в моей памяти, но осталось яркое воспоминание, когда еще маленьким отроком, находясь в объятиях матери, я прижимался к ее груди в ужасе от того, что слышал раскаты взрывавшихся бомб: Ярославль не был оккупирован, но подвергался постоянным бомбежкам. Я помню зарево от разрывавшихся бомб, и обнимал мать и думал, что она может умереть, а я останусь один, и говорил: «Мне страшно без тебя будет, мама»! Слава Богу, родители не пострадали физически, но время было трудное, голодное, наша семья буквально нищенствовала. Сейчас, может быть, необычно будет услышать, что мы ходили к соседям собирать картофельные очистки, потому что нечего было есть. Ясно помню, как однажды ночью я проснулся от какого-то шума, похожего на взрывы, к которым я уже привык, а мне мама говорит: «Война кончилась!» Я побежал на улицу, а у нас недалеко от дома была воинская часть, и там я услышал впервые местный салют по случаю окончания войны. Помню, что мне навстречу шли прохожие, которые поздравляли меня с Победой.

«Радио-1»: Когда и почему Вы решили стать священнослужителем? Были ли у Вас друзья в семинарии?

— Я не метался в поисках смысла жизни и своего назначения в этом мире. Мне повезло, что с ранних лет Церковь, — сначала маленькая община, а потом немного расширившаяся, — была близкой семьей, которая сформировала мое мировоззрение. В Церкви я находил и духовный, и физический приют. Получая образование, я не терял надежды стать священнослужителем, и мне радостно сегодня сказать, что желание мое служить Церкви Христовой созрело уже в раннем детстве. Однажды я направил письмо владыке Димитрию Градусову, архиепископу Ярославскому, и попросил, чтобы он мне дал характеристику для поступления в духовную семинарию. Это было перед началом учебного года, но он почему-то медлил. Занятия начались, он так и не ответил, а я все-таки ждал. И вдруг получил из канцелярии свое письмо, на котором на машинке была напечатана резолюция: «Ни я, и никто другой не может изменить действующего положения. Когда тебе исполнится 18 лет, я дам тебе самую лучшую аттестацию. Архиепископ Димитрий». В семинарию тогда принимали с 18-ти лет, и он решил сразу меня не огорчать, а когда учебный год начался, объяснил мне положение дел. Последующие два года не ослабили, а наоборот, усилили мое желание пойти в семинарию и стать священнослужителем. И когда мне исполнилось 18 лет, он мне дал характеристику, как обещал. Но было еще одно важное обстоятельство. Учебный год тогда начинался, как и в наше время, с 1 сентября. Я приехал к первому сентября в Ленинград с хорошими характеристиками и с надеждой сесть за семинарскую парту, а мне одна сотрудница канцелярии ласково сказала: «Дорогой Володенька, мы сейчас Вас не можем принять, потому что 18 лет Вам исполнится только 22 сентября. Сейчас мы Вам дадим отказ, потому что иначе не можем, а Вы поезжайте домой, а когда Вам исполнится 18 лет, приезжайте для поступления». С такими напутствиями я вернулся домой, и это во мне еще больше увеличивало желание поступить в семинарию.

Помню, что именно 22 сентября я вновь приехал в Ленинград и был принят. Вот тогда началась моя подготовка к священническому служению. Помню один интересный случай. Через какое-то время после начала обучения я пошел к ректору и сказал: «Вы знаете, я уже совершеннолетний, и хотел бы принять монашество и священный сан». А ректор как-то легкомысленно, я бы сказал, отнесся к моим «глубоким» чувствам, и говорит: «Вы только пришли учиться, а у нас вот эти скороспелые продукты вон где лежат». И почему-то он под кровать показал, может быть, у него там что-то лежало подгнившее. И продолжил: «Вы учитесь, а там посмотрим». Меня это, конечно, огорчило, но от этого еще больше во мне было желания и надежды стать священнослужителем, монахом. Так я окончил семинарию, потом поступил в академию, и только на третьем курсе академии принял монашество.

Телеканал «360»: Что Вы чувствовали, когда только началось Ваше служение в Церкви как монаха и священника? Кто был Вашим наставником на этом пути?

— Во-первых, я испытал чувство счастья, подлинного счастья. Я действительно обрел смысл жизни. Когда я еще учился в школе, моими наставниками были приходские священники, а потом на моем пути оказался ныне покойный владыка Никодим, который, тогда иеромонах, был секретарем у архиепископа Ярославского Димитрия. Он был моим духовным отцом, который вел меня через всю последующую жизнь. Его пример был для меня назидательным. Он, как и я, до поступления в семинарию прислуживал на архиерейских службах у владыки Димитрия, а когда он поступил в институт, то тот постриг его в монашество. И он учился, будучи тайным монахом, а потом пришел домой и говорит своей матери Елизавете Михайловне: «Я больше так жить не могу». Оставил институт, одел монашеские одежды и стал священнослужителем. Его образ жизни, его верность своему призванию подействовали на меня очень сильно. В течение всей моей жизни он был моим наставником и учителем.

Газета «Подмосковье сегодня»: Если молодой человек хочет посвятить свою жизнь служению Церкви в священном сане, как ему убедиться в том, что это его призвание? И для чего нужно получать духовное образование?

— Традиционный путь к священнослужению — поступить в семинарию и принять сан, или продолжить образование, окончить духовную академию. Но начинать этот путь, когда ты как бы отрываешься от мира и полностью готовишь себя к служению Церкви, можно только после того, как ты убедишься в том, что твое призвание подлинное. Кому-то, может быть, нравится служба, и он скажет: «Я тоже хочу быть священником». Некоторые, может быть, подумают, что священник живет безбедно. Однако, действительность показывает, что порой священник бедствует и оказывается не только в материальном затруднении, но и терпит насмешки и унижение. Чтобы утвердиться в решении, что ты можешь идти по этому пути, нужно себя серьезно проверить: может быть, у тебя это мимолетные впечатления, или ошибочные представления о действительности. Прежде, чем правящий архиерей рукополагает желающего, он его испытывает, спрашивая: «Что тебя влечет в Церковь, почему ты хочешь идти в семинарию?» И только после того, как архипастырь убедится, что у кандидата искренние намерения служить Богу и людям через священническое служение, он открывает ему этот путь. А вот так, просто ради того, чтобы узнать, что такое богословие, что такое Церковь, просто образование получить, в семинарию не надо идти.

В духовную школу нужно идти для подготовки себя к священнослужению. И обязательно нужно получить образование, потому что мало достигнуть одной цели. А что ты скажешь приходящему к тебе, если ты не знаешь истории Церкви, не знаешь ее вероучения, не знаешь евангельских истин, не читал ни святых отцов, ни других церковных книг? Поэтому, чтобы стать священнослужителем, надо глубокую, серьезную подготовку пройти. А священнослужители, которые несут ответственность за духовное образование, внимательно относятся к каждому, кто хочет стать батюшкой, и они уже решают, что из него может выйти, какие у него наклонности, какие намерения. К будущему служителю Церкви предъявляются серьезные требования: например, у него может быть только один брак, а если он второбрачный, то не может быть рукоположен. Монашествующий, готовясь к постригу, не должен вступать в брак. Бывают, конечно, случаи, когда овдовевшие люди принимают монашество, но это редкость, а уж если семинарист поступает в духовное учебное заведение, то он, конечно, должен принять решение: если он будет женатым священником, тогда он матушку должен хранить всю жизнь, потому что у него это будет его первая и последняя жена. Или он должен себя проверить, может ли он стать монахом. Все это требует очень серьезной подготовки.

«Радио-1»: Какими были самые ответственные послушания, которые Вы исполняли в сане епископа, а затем митрополита? Какой была тогда церковная жизнь и как изменились прихожане?

— С самого начала я понял, что такое монашество. Это когда нельзя иметь своей воли, а нужно подчиняться воле епископа, воле Церкви. Когда я готовился стать священником, то мечтал, закончив академию, на родине стать настоятелем сельского прихода, чтобы пойти путем тогда еще священника, а впоследствии владыки Никодима. Я вспоминаю, что когда давал монашеские обеты, архимандрит Никодим мне сделал поучение: «В жизни твоей, в служении твоем ни от чего не отказывайся и ничего не домогайся». Вроде бы кратко, но так емко, что я оказался на всю жизнь в этих рамках. И вот мои первые шаги: после окончания третьего курса Ленинградской духовной академии меня переводят на заочное стационарное обучение в Московскую духовную академию, а я уже в это время был референтом в Отделе внешних церковных сношений, и ни о каком сельском приходе уже не было речи. А потом меня направили в Берлин, и не священником, а редактором журнала «Stimme der Orthodoxie» («Голос Православия»). Конечно, не по вкусу мне было это назначение, но, уже воспитанный моим духовным отцом в послушании, я не роптал. Все шло хорошо в Берлине, а через шесть месяцев я получил указ о назначении начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме. И тогда я спросил: «Зачем было меня в Берлин посылать? Посылали бы сразу в Иерусалим». А мне отвечают: человека нужно сначала сделать «начальничком» и посмотреть, как у него пойдет, а потом уже можно делать начальником. Все это я воспринимал спокойно, раз уж пошел по монашескому пути. А в Иерусалиме получаю новое назначение — заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений. Потом стал председателем Отдела. В этой должности я весь мир объездил, участвовал в ликвидации церковного раскола в Японии, там и сейчас существует Японская Православная Церковь, участвовал в жизни приходов в США, многих конференциях, так что трудно даже все перечислить. Но делал я все это не по своей воле, а потому что Церковь мне поручала. С 1977 года я митрополит Крутицкий и Коломенский — это тоже очень большой период моей жизни, о каждом годе можно целый доклад делать, потому что, слава Богу, жизнь церковная развивается, несмотря на все трудности, с которыми встречается Церковь в этом мире.

Что касается прихожан… Вся моя жизнь проходит в Церкви, поэтому я всегда старался жить их жизнью. Жизнь всегда нелегкая: в трудах, порой в лишениях… В детстве и отрочестве я встречался с верующими, которые прошли многие испытания, не отказались от веры и были для меня примерами. Эти люди ценили свою принадлежность к Церкви. С течением времени Церковь приобретала все большую свободу, и конечно, изменялись и наши верующие. Некоторые, может быть, были случайные, потому что их увлекало богослужение, история, они не жили жизнью Церкви, некоторые из них вставали на путь критики. Я спокойно смотрю на все эти явления, и понимаю, почему они происходят, но очень радуюсь тому, что в Церковь пришла молодежь. Раньше, в дни моей юности, детям запрещалось в церковь ходить. Я помню, что приходилось скрываться от надзорных органов, чтобы попасть в храм, а теперь никому в голову не придет от кого-то прятаться. Человек свободен мыслить и веровать так, как он хочет. В этом тоже есть слабые моменты: когда нет трудностей человек расслабляется, вера его становится менее крепкой, но все это наша повседневная жизнь, и я очень рад, что сегодня нет для нас, пастырей Церкви, никаких преград и препятствий для проповеди слова Божия. От нас зависит, хороший прихожанин или нет, потому что если мы видим негативные стороны, то значит, батюшка плохо трудится, не обратил внимания на человека, который находится у него перед глазами. Поэтому сегодня у нашего духовенства огромная ответственность.

Телеканал «360»: В этом году Роспотребнадзор просит избегать массовых новогодних праздников, в том числе — традиционных детских новогодних и рождественских елок. Как быть малышам, которые ждут зимнюю сказку?

— Я думаю, что все зависит от родителей, потому что у них есть опыт проведения праздников, и особенно Нового года. Если невозможно ребенка отправить на новогоднюю елку, родители должны у себя дома организовать такую атмосферу, чтобы ребенок почувствовал радость Нового года. Я помню, как в детстве мама мне всегда покупала елку, вместе мы ее наряжали, зажигали, и радовались. Сегодня родители должны эту радость принести в семью, обязательно купить елку, чтобы дети участвовали в ее украшении, чтобы перед родителями дети какие-то стихи прочитали, какой-то подарок получили из-под елочки от Деда Мороза. И у них останется воспоминание на всю жизнь.

Телеканал «360»: Минувший год вывел врачей на первое место своеобразного общественного «рейтинга самых уважаемых профессий». Какой рождественский подарок, на Ваш взгляд, был бы достоин их подвига?

— Я думаю, что в первую очередь государственные деятели должны подумать о том, чем можно специально наградить врачей. За это время мы слышали очень много благодарностей в их адрес. Они все равно, что во время войны герои, которые погибали. Церковь тоже обратила внимание на подвиг врачей. Я направлял Святейшему Патриарху прошение о награждении некоторых врачей Московской области, сам выписал Благодарственные грамоты многим врачам. В эти дни наши священнослужители встречаются с медицинскими работниками, выражают им свою благодарность от имени Церкви, вручают им награды. Мы знаем, что многие погибли в этих трудах, поэтому очень ценим и призываем всех с таким же чувством благодарности относиться к этим людям.

Телеканал «360»: Сейчас много говорят про вакцину — что это, возможно, единственное средство спасения от пандемии. Как Вы считаете, нужно ли всем прививаться? Или этот вопрос зависит от нашей доброй воли?

— Я думаю, что те, кому можно привиться — обязаны это сделать, потому что через это человек сохраняет не только свое здоровье, но и защищает от заражения других. Слава Богу, что есть такая возможность. И потом: почему встает этот вопрос? Ведь мы привыкли к прививкам. Я, например, из года в год прививаюсь против гриппа, и никогда не слышал рассуждения о том, нужно это или нет. И от этой страшной болезни нужно прививаться, чтобы не только себя оградить, но и оградить людей, с которыми ты трудишься, живешь.

Газета «Подмосковье сегодня»: Однажды Вы сказали: «Истинное возрождение Отечества сможет произойти только тогда, когда не останется на нашей земле разрушенных храмов». Восстановление порушенных святынь — одно из Ваших основных стремлений. Как Вы оцениваете продвижение по этому пути? Сколько сегодня в Московской епархии приходов, храмов, монастырей?

— Это очень объемный, серьезный вопрос. Без храмов невозможно осуществлять богослужебную жизнь. Когда я в детстве в храм ходил, то слышал желание атеистов не оставить ни одного храма на территории нашей страны, и для этого делалось все возможное. Вы знаете, что взрывали Храм Христа Спасителя, памятник нашей победы в Отечественной войне 1812 года. А я, когда стал митрополитом Крутицким и Коломенским и получил большую территорию с богатой церковной историей, то она пребывала в нищенском состоянии. В этом многомиллионном регионе было всего 132 действующих храма и то, как правило, в сельской местности. Но возрождение, которое началось в нашей стране, коснулось и нашей епархии. Постепенно открывались закрытые храмы, мы старались их реставрировать, там, где возможно, строились новые церкви. Возрождалась духовная школа, мы открыли Коломенскую духовную семинарию, которая сейчас прекрасно функционирует. По состоянию на этот год у нас 1 690 действующих храмов, 323 часовни и 25 монастырей. В них совершают служение 1615 священнослужителей. Если сравнивать начало и конец, то кажется, что положение блестящее, но, несмотря на все наши усилия, нам пока не удается восстановить все порушенные святыни, и поэтому 1 декабря 2014 года я по благословению Святейшего Патриарха Кирилла создал Благотворительный фонд по возрождению порушенных святынь. За это время нам многое удалось сделать, но моей личной болью являются 184 храма, которые до сих пор стоят в руинах. Мы предпринимаем все усилия, чтобы собрать средства, и призываем не только церковных людей, но и всех, кому дороги наши памятники архитектуры. Я думаю, что с этой задачей мы справимся. Моя цель — не оставить на Подмосковной земле ни одного разрушенного храма.

«Радио-1»: Рождественские праздники традиционно считаются временем исполнения детских желаний. Как Вы считаете, дети — это награда или испытание? Что означает выражение «христианское воспитание»?

— Все зависит в первую очередь от родителей, потому что если они ведут благочестивую, правильную жизнь, ребенок видит хороший пример и ему подражает. Ребенка подстерегает много опасностей, поэтому на родителях лежит огромная ответственность. Порой бывает очень трудно, когда дети подпадают под влияние своих непутевых товарищей, или когда встречаются с какими-то трудностями. Сердце матери болит за чадо свое, и у нее больше переживаний, чем радостей. Но если Вы верующая мать, Вы можете разделять свою ответственность с Церковью: сначала приносить младенца в храм, а потом уже приводить его для молитвы. Нужно, чтобы ребенок знал, что его жизнь не кончается с гробовой доской, поэтому очень ценно, если ребенку прививается вера в Бога. Это помогает ему осмыслить путь своей жизни. Авторитет матери должен быть очень высок, и ей нужно быть бдительной, чтобы радоваться о счастье своего чада.

Газета «Подмосковье сегодня»: В школах Подмосковья преподаются «Основы православной культуры», проводятся Рождественские образовательные чтения. Как Вы оцениваете сотрудничество духовенства и Министерства образования Московской области?

— Начиналось все с нуля, даже с минуса, потому что не было никакой формы творческого соприкосновения между Церковью и образованием. Я вспоминаю Лидию Николаевну Антонову, которая была тогда министром образования Подмосковья, которая первая выразила желание сотрудничества с Церковью. Для многих это было что-то фантастическое. Люди не понимали, какое может быть сотрудничество. Но благодаря педагогическому подходу к душам людей и сотрудничеству с Церковью в Московской области установилось идеальное, я это слово подчеркиваю, сотрудничество между Церковью и системой образования. Я это говорю под впечатлением от только что завершившегося мероприятия, когда мы с министром образования Московской области Ириной Александровной Каклюгиной закрывали Рождественские областные образовательные чтения. Эпидемия не позволила нам встретиться в широком составе, и закрытие чтений проходило в дистанционном режиме. Мне рассказали, что в этом мероприятии приняли участие 40 тысяч человек. Даже наши трудности Господь обратил во благо. Мы с двух сторон: со стороны школы и Церкви, стараемся воспитать добрых граждан нашей страны.

Газета «Подмосковье сегодня»: В этом году Вы отметили свое 85-летие. Вся Ваша жизнь освящена верой Христовой. Вы — один из самых авторитетных архиереев Русской Православной Церкви. Что бы Вы с высоты своего опыта сказали тому, кто ищет свою дорогу к храму, к Богу?

— Я бы рекомендовал иметь чистую совесть, потому что «жалок тот, в ком совесть не чиста». Нужно стараться при всех трудностях оставаться человеком, помнить о своем призвании. Конечно, порой человеку бывает трудно, и я рекомендовал бы ему искать путь к Богу, на котором каждый найдет утешение и радость, потому что Господь сказал: «Иго мое благо и бремя мое легко» (Мф. 11:30). Я человек, обремененный заботами, в жизни все бывает, но утешение и силу я нахожу в Боге, в молитве. Пусть подумает тот, кто меня слышит: если трудно жить, то пусть он обратится к Богу, и так получит утешение, и счастье, и радость.

«Радио-1»: Этот год стал нелегким испытанием для всего мира. Ограничения и сложности, связанные с пандемией, легли тяжелой ношей на плечи людей. Как найти гармонию и вступить в Новый год с надеждами и верой в лучшее?

— Когда мы поздравляем друг друга с Новым годом, желаем нового счастья, нового здоровья, нужно поблагодарить Бога за то, что Он дал нам силы вынести те испытания, которые выпали на нашу долю в уходящем году. И встречая Новолетие, нужно просить Господа, чтобы Он был милосерд к роду человеческому, подал ему радость жизни, утешение веры, которая способна переносить любые испытания.

Мы черпаем свои силы и вдохновение от вас, потому что, например, когда я прихожу на богослужение и вижу людей разного возраста и положения, это меня воодушевляет. Пусть и вас вдохновляет вера, а если она слабая, то пусть Бог укрепит ее и поможет вам иметь счастье обретения Его в своем сердце. Сердечно поздравляю вас с наступающим праздником Рождества Христова и Новым годом, с новым счастьем, и храни вас всех Господь!

Московская областная епархия/Патриархия.ru