Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 18.06.2018, 12:09
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Комментарии к положению о канонических подразделениях РПЦ, функционирующих на территории УИС


Введение 

Введение, абзац 4: «Согласно Постановлениям Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви 2011 и 2013 годов необходимо определить статус таких канонических подразделений РПЦ в учреждениях УИС, а также каноническое и правовое положение священнослужителей, исполняющих обязанности тюремного служения (института тюремных капелланов)».

Примечание № 1: В Постановлениях двух последних Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви об учреждении института тюремного духовенства – института тюремных капелланов и включении священнослужителей в работу учреждений УИС на постоянной основе сказано:

– В п. 42  Определения Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 4 февраля 2011 года  «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви» отмечается: «Констатируя неизменно высокий уровень внимания, уделяемого епархиальными архиереями духовному окормлению заключенных, члены Архиерейского Собора призывают светские власти тех государств, где эта деятельность не получила ясного правового оформления, предпринять шаги по исправлению ситуации. Синодальному отделу по тюремному служению и аналогичным церковным учреждениям в самоуправляемых Церквах надлежит вступить в диалог со светскими властями с целью урегулирования ситуации. Заслуживает положительной оценки инициированный Федеральной службой исполнения наказаний России проект по включению священнослужителей в работу исправительных учреждений на штатной основе. Эта инициатива требует активного участия епархиальных архиереев, которые, в частности, призваны определить священнослужителей, способных нести столь нелегкое послушание».

В п. 39  Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 5 февраля 2013 года говорится, что «Архиерейский Собор отмечает важное значение работы духовенства Русской Православной Церкви с заключенными, забота о которых является одним из видов христианского служения, упомянутых в Святом Евангелии, а также с работниками исправительных учреждений. Вместе с тем не следует оставлять без внимания преодоление ряда юридических и практических сложностей, возникающих в этой области, в частности, в вопросе введения института тюремного духовенства на постоянной основе. Синодальному отделу по тюремному служению надлежит продолжить работу в этом направлении. …».

                                                                                                                                            

Глава 1. Общие положения 

Глава 1, п. 1.5. «Тюремные храмы находятся под начальственным наблюдением и высшим руководством епархиальных архиереев и под руководством назначенных епархиальными архиереями настоятелей.

В епархиях, где имеется достаточное количество тюремных храмов,  допускается создание благочиннического округа тюремных храмов, координирующего, по благословению епархиального архиерея, вопросы  тюремного служения епархии».

Примечание № 2 – к п. 1.5.

В данном случае оптимальным вариантом было бы возложение обязанностей благочинных тюремных храмов на священнослужителей, возглавляющих епархиальные отделы тюремного служения. Такие священнослужители одновременно  могут выступать в качестве  представителей епархии при  территориальных органах ФСИН с целью координации  вопросов тюремного служения епархии в учреждениях УИС.

Важно отметить, что священнослужители, возглавляющие епархиальные отделы тюремного служения, как правило, являются членами Общественных советов при территориальных органах ФСИН, а некоторые дополнительно состоят членами Общественных наблюдательных комиссий (ОНК),  координирующих вопросы обеспечения  прав и свобод заключенных в местах принудительного содержания.

Глава 1, п. 1.6. «Тюремные храмы могут иметь недвижимое имущество религиозного назначения в собственности или безвозмездном пользовании. Допускается размещение тюремных храмов на основании «Соглашения о сотрудничестве» в зданиях (помещениях), предоставленных УИС без оформления имущественных прав тюремных храмов на данные здания (помещения)».

Примечание № 3 – к п. 1.6.

К «Положению» прилагается примерная форма «Соглашения о сотрудничестве», разработанного Юридической службой Московской Патриархии и согласованного с  Минюстом России, который затем обсуждался членами Высшего Церковного Совета посредством переписки – см. Приложение.

 

Глава 2. Статус тюремного храма,

зарегистрированного в качестве юридического лица

Глава 2, п. 2.1. «Тюремный храм может быть зарегистрирован в качестве юридического лица (религиозной организации) по адресу местонахождения учреждения УИС в форме епархиального Подворья».

Примечание № 4 – к п.2.1.

Глава 2-я посвящена епархиальным Подворьям тюремного служения при храмах, находящихся на режимной территории учреждения УИС, обладающих правом юридического лица, форма управления которыми представлена в типовом Уставе Подворья.

Епархиальные «Подворья тюремного служения», зарегистрированные при храмах на режимной территории УИС в качестве юридического лица, признаны наиболее приемлемыми формами церковного управления тюремными храмами при обсуждении в Минюсте России.

Учреждение приходов при тюремных храмах

Практика учреждения на режимной территории УИС при тюремных храмах приходов – религиозных организаций, обладающих правом юридического лица, форма управления которыми представлена в Уставе приходского храма, в силу ряда причин признана нецелесообразной.

В первой половине 2011 года в некоторых регионах России в ряде епархий при храмах на режимной территории УИС была начата государственная регистрация православных приходов, при которой Приходские собрания и, соответственно, Приходские советы и Ревизионные комиссии церковных общин формировались из числа сотрудников исправительных колоний, при этом тюремные храмы передавались на содержание религиозной организации. По сообщению Федеральной службы исполнения наказаний с использованием данной схемы в учреждениях УИС было зарегистрировано 32 прихода (ФСИН России по Воронежской, Белгородской, Ивановской, Липецкой, Орловской и Смоленской областям). Финансовое обеспечение заработной платы священнослужителей данных приходов было предложено осуществлять путем взимания фиксированной оплаты за проведение «мероприятий по духовному окормлению учреждения» (то есть платного совершения церковных Таинств Причастия, Исповеди, Соборования, встреч и индивидуальных собеседований с заключенными и других требоотправлений), с последующей оплатой священнику по «акту сдачи-приемки мероприятий». Эта инициатива вызвала ряд обращений правящих иерархов в Синодальный отдел по тюремному служению и Юридическую службу Московской Патриархии.

Согласно «Справке» от 13 июля 2011 года, составленной Синодальным отделом по тюремному служению, разъяснялось, что государственная регистрация (в качестве самостоятельных юридических лиц) приходов, расположенных на режимной территории исправительных учреждений, с обязательным формированием состава их учредителей и Приходских собраний (Приходских советов) из числа сотрудников исправительных учреждений, – нецелесообразна, поскольку в этом случае:

1) Приходы на территории исправительных учреждений не будут иметь авторитета среди заключенных, поскольку администрация данных учреждений и заключенные не представляют собой единого коллектива, связанного доверительными отношениями.

2) В своей кадровой политике в отношении данных приходов епархиальные архиереи попадут в существенную зависимость от государственных учреждений. При этом помощники настоятелей (церковные старосты) и казначеи (бухгалтера) должны будут избираться из числа членов Приходского собрания, состоящего из сотрудников исправительных учреждений УИС, назначение которых на данные должности (членов  Приходского совета храма), как и назначение кандидатов из числа заключенных, не рекомендуется, учитывая законодательные требования к статусу сотрудников государственных служб и наличие правовых ограничений для заключенных, содержащихся под стражей.

3) Приход, как самостоятельное юридическое лицо, должен будет иметь свой счет, обособленное имущество и т. п. Однако, в силу закрытого для граждан доступа на режимную территорию учреждений УИС ведение приходом хозяйственной деятельности, в том числе сбор пожертвований, затруднены. Результатом может стать исключение прихода из ЕГРЮЛ на основании ст.21.1. Федерального Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Подобный подход к формированию Приходских собраний и, соответственно, Приходских советов и Ревизионных комиссий, способен привести к конфликту интересов епархиальных и государственных учреждений в вопросах контроля за деятельностью и внутренней жизнью таких приходов.

 «Смешанный состав» членов Приходского собрания прихода тюремного храма (из сотрудников УИС и заключенных) в предложенных условиях предполагает фактическое отстранение осуждённых от участия в решении административно-хозяйственных вопросов в связи с их правовым положением. Это может вызвать недовольство работой Приходских советов тюремных приходов, которые в силу объективных обстоятельств могут быть представлены только членами администрации.

Позиция Синодального отдела по тюремному служению, консолидированная с Юридической службой Московской Патриархии, состоит в том, что тюремные храмы, расположенные на территории исправительных учреждений, могут функционировать либо как приписные (к приходам, зарегистрированным не по месту нахождения исправительного учреждения), либо с формой управления, представленной в типовом Уставе Подворья, учредителем которых является епархия. Соответственно, все кадровые вопросы будут находиться в этом случае в ведении епархиальных архиереев и назначенных ими настоятелей тюремных храмов. Такие решения будут способствовать установлению равенства прав всех прихожан – заключенных и сотрудников УИС – и исключению из их взаимоотношений кадровых и хозяйственно-финансовых (в том числе налоговых) вопросов.

 

Тюремные храмы вне режимных территорий учреждений УИС

Особо следует сказать о целесообразности возведения храмов вне режимных территорий учреждений УИС, предназначенных для обеспечения духовного просвещения и пастырского окормления жителей поселений, соседствующих с учреждениями мест принудительного содержания заключенных, а также сотрудников УИС и членов их семей.

Как правило тюремные храмы строятся на режимных территориях, возбуждая определенную «зависть» живущих на свободе, поскольку заключенные за колючей проволокой имеют возможность посещать богослужения в тюремном храме и участвовать в Таинствах Церкви, а на свободе жители поселения, а также сотрудники учреждений УИС и члены их семей таковой возможности не имеют. Тем более что зачастую периферические учреждения УИС являются градо-поселкообразующими.

Рекомендуемым вариантом мог бы стать процесс возведения тюремных храмов вне режимной территории учреждения УИС, когда храм доступен не только для заключенных, но и населения, проживающего рядом с колонией. А на самой режимной территории учреждения в данном случае целесообразно создавать молитвенные комнаты или часовни со статусом приписных, в которых возможно совершение богослужений непосредственно для заключенных.

Примеры подобного строительства тюремных храмов шаговой доступности вне режимной территории колоний-поселений уже имеются в епархиях и благополучно обеспечивают духовно-пастырское окормление не только заключенных, но и проживающих вокруг жителей, включая сотрудников УИС и членов их семей.

При создании данного типа тюремных храмов также целесообразно создавать приходские Общины, форма управления которыми представлена в Уставе Подворья, в данном случае – епархиального подворья тюремного служения, в котором главным лицом является назначенный правящим архиереем настоятель, а кандидатуры хозяйственника и бухгалтера, представляемые настоятелем, утверждаются управляющим епархией.

Глава 2, п. 2.5. «Завхоз (староста) епархиального Подворья назначается на должность (освобождается от должности) епархиальным архиереем по письменному представлению настоятеля в порядке, определенном уставом Подворья».

Примечание № 5 – к п. 2.5.

На должности завхоза (старосты) тюремного храма рекомендуется назначать лиц из числа:

– приходских координаторов тюремного служения, подотчетных в своей работе настоятелям храмов и занимающихся координацией диаконической деятельности в сфере тюремного служения;

– добровольцев (волонтеров), принимающих на безвозмездной основе личное участие в тюремном служении и прошедших специальное обучение;

– иных лиц православного исповедания.

Назначение на должности завхоза (старосты)  тюремного храма лиц из числа сотрудников учреждения УИС либо из числа заключенных не рекомендуется, учитывая законодательные требования к статусу сотрудников государственных служб и наличие правовых ограничений для заключенных, содержащихся под стражей.

Глава 2, п. 2.6. «Ревизионная комиссия епархиального подворья состоит из председателя  комиссии и двух членов, назначенных епархиальным архиереем по представлению настоятеля в порядке, определенном уставом Подворья».

Примечание № 6 – к п. 2.6.

Кандидатуры членов Ревизионной комиссии Подворья тюремного служения при храме на режимной территории УИС также могут быть избраны с учетом обстоятельств, установленных в сноске к пункту 2.5.

 

Глава 3. Статус тюремного храма, 

не имеющего прав юридического лица

Глава 3, п. 3.1. «Тюремный храм может  функционировать без государственной регистрации в качестве юридического лица в форме приписного тюремного  храма».

Примечание № 7 – к п. 3.1..

Глава 3-я посвящена приписным тюремным храмам, часовням и молитвенным комнатам, размещенным на режимной территории УИС в зданиях, находящихся в оперативном управлении администрации учреждений и функционирующим без государственной регистрации со статусом приписных к действующему приходу, расположенному в «шаговой» доступности от учреждения УИС.

Данная практика, не вызывавшая возражений администрации подразделений ФСИН России и епархиальных архиереев, на протяжении двух последних десятилетий действует в местах лишения (ограничения) свободы и является временной, поскольку родилась на постсоветском пространстве в период становления православного тюремного служения.

Преимуществом тюремного храма на режимной территории учреждения УИС со статусом приписного является исключение из взаимоотношений религиозных организаций и учреждений УИС кадровых и хозяйственно-финансовых вопросов при управлении приходом.

 

Глава 4. Варианты оформления взаимоотношений

по использованию зданий (помещений),

расположенных на территории учреждений УИС

Глава 4, п. 4.1. «Согласно действующему законодательству возможны следующие варианты оформления взаимоотношений по использованию религиозной организацией  зданий (помещений), расположенных на территории учреждений УИС: … – далее в тексте «Положения» представлены четыре варианта взаимоотношений РПЦ и УИС)».

Примечание № 8 – к п. 4.1.

Глава 4-я разработана применительно к законодательству Российской Федерации и существующей в ней системе исполнения наказаний. В других странах СНГ, в странах Балтии и других странах должно учитываться местное законодательство и существующая в каждой из этих стран система исполнения наказаний.

Глава 4, п. 4.2. «Епархиальные архиереи по собственному усмотрению  выбирают из четырех  вышеперечисленных наиболее приемлемый вариант оформления взаимоотношений по использованию зданий храмов,  расположенных на территории УИС».

Примечание № 9 – к п. 4.2.

В Самоуправляемых Церквах, Белорусском Экзархате и Митрополичьих округах – оформление взаимоотношений по использованию зданий храмов,  расположенных на территории УИС, производится с учетом местного светского законодательства.