Приветствую Вас Гость!
Пятница, 14.06.2024, 10:07
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Казнить нельзя, помиловать

Более 10 лет в России не применяется смертная казнь.  Смертные приговоры не выносятся по решению Конституционного Суда, который связал это исключительное наказание с наличием судов с участием присяжных  заседателей. С  1 января 2010 г. такие суды должны работать во всех регионах (последний создан в Чечне), а это означает, что мораторий,   объявленный   Конституционным Судом, перестал действовать.
Суд прися́жных — это институт судебной системы, состоящий из присяжных заседателей, отобранных по случайной методике и решающих вопросы факта, и одного профессионального судьи, решающего вопросы пра́ва. Суд присяжных рассматривает серьёзные уголовные дела в первой инстанции. и его решения не подлежат апелляционному обжалованию в части установленности вины. Также в некоторых странах присяжные дают рекомендацию о применении высшей меры наказания или о наличии смягчающих вину обстоятельств. Однако, вопрос избрания меры наказания всегда решает только судья.
В уголовном процессе присяжные обычно выносят вердикт о виновности или невиновности подсудимого, в гражданском процессе ‑ решают только вопрос факта.
 Конституцией РФ закреплено право на рассмотрение дела обвиняемого судом с участием присяжных заседателей. С начала возрождения в России этой формы судопроизводства около 20 процентов обвиняемых ежегодно заявляют ходатайства о рассмотрении их дел с участием присяжных заседателей [См. Постановление Пленума ВС РФ N 23 от 22.11.05 г.].
 Присяжные оправдывают гораздо чаще, чем профессиональные судьи (если в обычных судах оправдательные приговоры составляют один процент, то в судах с участием присяжных, в зависимости от региона, он колеблется от 10 до 20). Правда, оправдательные вердикты очень часто отменяются Верховным Судом России.
Однако существует еще одна «загвоздка». Россия подписала, но так и не ратифицировала Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни в мирное время. Пока этот протокол соблюдается, но как долго может продолжаться такая неопределенность? Этот документ был подписан Российской Федерацией 16 апреля 1997 г. Его следовало ратифицировать в течение трех лет, но Государственная Дума так и не смогла этого сделать. Что это значит?
В политическом смысле ответ очевиден: депутаты так и не решились вынести на обсуждение и поставить на голосование вопрос, по которому в обществе нет единого мнения.  Народ в большинстве своем против отмены смертной казни, ему следует и Дума.
И в юридическом смысле ситуация остается неопределенной. И что делать судам, которым приходится рассматривать уголовные дела по тем статьям, которые предусматривают возможность назначения исключительной меры наказания? Ведь их действия должны быть скоординированы и должны основываться как на внутреннем законодательстве, так и на международных правовых актах.
Чтобы исключить разночтения и добиться единства Верховный Суд РФ решил обратиться в Конституционный Суд с ходатайством о разъяснении пункта 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 года № 3-П.
В своем обращении Пленум Верховного Суда цитирует ч. 2 ст. 20 Конституции РФ, согласно которой смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.
В постановлении Конституционного Суда от 2 февраля 1999 г. сказано, что «с момента вступления в силу названного Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей».
После 1 января 2010 г., когда суды с участием присяжных заседателей начали действовать на всей территории страны, пункт 5 резолютивной части постановления Конституционного  Суда может породить противоречивую практику в судах общей юрисдикции, поскольку общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
В процессе вступления в Совет Европы Россия взяла на себя обязательство подписать в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к Конвенции, касающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров.
А в соответствии со ст. 18 Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., участником которой является и Российская Федерация, «государство, подписавшее международный договор под условием его ратификации, обязано воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели, до тех пор, пока не выразит своего намерения не стать участником этого договора».
Так как до настоящего времени Россия не выразила своего намерения не стать участником Протокола № 6, у судов общей юрисдикции «могут возникнуть сомнения относительно того, возможна ли после введения судов с участием присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации реализация пункта 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П, т.е. назначение наказания в виде смертной казни », ‑ отмечается в ходатайстве Верховного Суда РФ.
Учитывая, что решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом, Пленум Верховного Суда  попросил его разъяснить эту ситуацию.
 Все выступавшие в Конституционном Суде при рассмотрении этого вопроса однозначно высказались за то, чтобы смертные приговоры больше не выносились. Причем полномочный представитель Правительства РФ Михаил Барщевский особо отметил, что общественность порой требует вынесения смертных приговоров террористам, педофилам, наркоторговцам и крупным взяточникам, но за их деяния согласно УК РФ казнить нельзя.
Представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов сказал, что глава государства «выступает за поэтапную отмену смертной казни», однако не уточнил, когда же должно «заработать» положение 20-й статьи Конституции, где предусмотрена со временем её полная отмена.
19 ноября 2009 года Конституционный суд России запретил применение смертной казни в стране после 1 января 2010 года.
 В пресс-службе суда разъяснили, что речь идет не о продлении моратория, а о запрете применения этой меры наказания вообще. "Настоящее определение окончательное и обжалованию не подлежит", ‑ заявил председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин.
Пресс-секретарь Конституционного суда Анна Малышева отметила, что в постановлении приводится очень много аргументов за то, что смертная казнь в России больше не должна применяться. "Главным является конституционная норма, в которой сказано, что смертная казнь ‑ это исключительная и временная мера наказания", ‑ добавила она.
"Конституционные судьи указали на то, что как с момента принятия Конституции, так и с момента принятия постановления КС РФ 1999 года, согласно которому никто не мог быть приговорен к высшей мере наказания, пока суды присяжных не начнут действовать на всей территории России, прошло очень много времени ‑ более чем достаточно для того, чтобы смертная казнь перестала в РФ применяться", ‑ резюмировала Анна Малышева. Это разумеется, всем понятно. Но почему же Госдума не ратифицировала этот протокол? Дело в том, что разногласия в Думе происходят из-за наличия разных политических течений в нашем обществе и, очевидно, далеко не все поддерживают отмену смертной казни. Точно так же как и в самом обществе.
Более трезвой позиции придерживается спикер нижней палаты парламента Борис Грызлов: "Я считаю, что пока нет консенсуса в обществе, мы не должны приступать к ратификации 6-го протокола Совета Европы". При этом он считает правильным направлением продление моратория на применение смертной казни.
Думские старожилы КПРФ и ЛДПР резко выступили против решения Конституционного суда России, фактически продлевающего мораторий на применение высшей меры наказания. "Ситуация с криминалом у нас тяжелейшая, и кризис ее только углубляет, ‑ пояснил первый зампред ЦК КПРФ, вице-спикер Госдумы от коммунистической партии России Иван Мельников. ‑ Общество в большинстве своем не поддерживает отмену смертной казни. И решить, что мнение европейского сообщества при таком раскладе является определяющим, ‑ это, как минимум, странно. Окончательная отмена смертной казни в данном случае противоречит национальной безопасности и национальным интересам".
"Смертная казнь в современных условиях развития российского общества необходима и должна быть, ‑ заявил сегодня глава думской фракции ЛДПР Игорь Лебедев. ‑ Она должна служить сдерживающим фактором для потенциальных преступников. Более того, мы выступаем за публичную смертную казнь лицам, уличенным в коррупции, поскольку только это остановит людей. В случае вынесения на ратификацию 6-го протокола ЛДПР будет голосовать против. Мы вообще против членства РФ в Совете Европы. Мы там. как мальчики для битья. То им Чечня не нравится, то Грузия. А платит Россия за это ежегодно бешеные деньги.
Самая молодая парламентская фракция ‑ "Справедливая Россия" ‑ приветствовала позицию Конституционного Суда.
По мнению Николая Левичева, руководителя фракции "Справедливая Россия", вопрос не в том, что Россия должна соблюдать принятые на себя международные обязательства: "Смертная казнь неприемлема для современного государства, придерживающегося демократических и гуманистических принципов".
Он убежден, что применение смертной казни не оказывает серьезного влияния на общую ситуацию с преступностью в стране, хотя неизвестна его мотивация. "Сегодняшним решением в сторону принципиального отказа от смертной казни как правовой нормы мы доказываем, что являемся независимым государством, у которого есть чувство собственного достоинства, ‑ полагает Николай Левичев. ‑ И теперь мы, наконец-то, сами можем служить примером для других стран, которые только начинают путь от мракобесия к цивилизованности". Из всех этих слов понятно, что вопрос об отмене смертной казни не столько юридический. столько политический. «Западникам» отмена смертной казни нужна для вхождения в объединенную Европу, а их противники  просто во всем противоречат им. Интересно другое: является ли смертная казнь сдерживающим фактором для преступников? А как же относится  к смертной смерти Православная Церковь?
В конце 2009  в храме Христа Спасителя состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с генеральным секретарем Совета Европы Турбьeрном Ягландом.
Патриарх сразу рассказал гостю, что накануне вечером в Подмосковье был убит священник, но переживая эту трагедию, Церковь не оставляет ни работы в тюрьмах, ни готовности в случае отмены смертной казни в России работать с самыми опасными преступниками. Он считает, что и такие из них, как убийца священника в Подольском районе Подмосковья, заслуживают не смертной казни, имеют право на покаяние во время тюремного срока. Но подчеркнул при этом, что Церковь защищает и право человека оберегать свою жизнь от преступных посягательств: "Не должно быть никаких причин, которые заставили бы одного человека прекратить жизнь другого".
Патриарх отметил, что "Церковь основывает свою деятельность на традиции, которая не исключает смертной казни в принципе", и в Священном Писании нет осуждения смертной казни, на практике Церковь в России всегда обращалась к властям с просьбой помиловать приговоренных к смерти, а не наказать сильнее. Особенно такие просьбы были распространены в Российской империи в XVIII-XIX веках.
Поэтому недавнее решение Конституционного суда России об отмене смертной казни вызвало у Церкви у него радость и искреннюю симпатию.
Патриарх также выразил надежду, что европейское сообщество обратит серьезное внимание на позицию Русской Православной Церкви по вопросам прав человека, изложенную в документе "Основы учения о достоинстве, свободе и правах человека", принятом на Архиерейском Соборе 2008 года.
Обратимся к оговорке, которую сделал Святейший Патриарх: "Церковь основывает свою деятельность на традиции, которая не исключает смертной казни в принципе" и в Священном Писании нет осуждения смертной казни».  Искать в Ветхом Завете отрицания смертной казни – занятие довольно глупое. Основная тема  Ветхого завета: ожидание Спасителя. Но в то же время Ветхий Завет много говорит о верности Богу. И за поэтому за измену человек часто  карается весьма жестоко.  Одно время, до избрания еврейским народом царей, Господь выбирал особых людей,  называемых судьями, для управления народом и суда над ним. Эти люди имели  контакт с Богом и выполняли все  его указания. Современному человеку, конечно, покажется  непонятной строгость Бога , а значит и  верховного судии того времени Самуила, по отношению  к царю Агаву. Последний противился евреям, когда те входили в Святую Землю. За это царь Саул и поразил по указанию Бога амалитикян, но Бог требовал  истребления вообще всех амалитикян, во главе с их царем. Царя же Саул просто взял в плен.  Думаю нам трудно понять, почему Бог требовал полного истребления этого народа. Вряд ли это была простая попытка добиться покорности Ему. Одно из свойств Бога – всеведение, и вряд  ли правомерно было бы сомневаться в правильности Его решений. Самуил  ‑ первосвященник ‑ сам взял на себя труд исправить ошибку Саула и отсек  Агаву голову. Можно по-разному смотреть на эту ситуацию, но одно верно, что церковь никогда не осуждала смертной казни. Да и вряд ли она имеет на это право, так как законы и суд вершат гражданские лица.  Законы же  и их понимание весьма отличались на протяжении человеческой истории.  Не говоря уж о том, что  даже формы правления государственного устройства менялись на протяжении истории. Но отношение к власти всегда было единым: власти надо слушаться. В отношении же исполнения наказаний, конечно,  христиане считают важнейшим моментом перевоспитание людей. Но все же важен и момент  боязни власти. Ведь и страх перед наказанием часто удерживает человека от совершения преступления. «Ибо начальствующие страшны не  для добрых дел, но для  злых. Хочешь  ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее. Ибо начальник есть  Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит  меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое».
Потом обратим внимание,  что не только во время тюремного срока у преступника появляется право и возможность на покаяние. Ведь первый человек, попавший в Рай, был разбойник, приговоренный к смерти и раскаявшийся прямо на кресте. Бог мог помиловать его и избавить от казни, но не стал. Почему? Потому что для христиан  важнее всего будущая, вечная жизнь. Какое это было бы помилование, если бы покаявшийся разбойник не вошел бы первым в Рай, а вынужден был бы продолжить жизнь в этом мире?
Жития Святых заставляют нас задуматься о применении смертной казни. Нечестивого Готфа, клятвопреступника (житие святых мучеников и исповедников  Гурия  Самона и Авива. Память 15 ноября) воевода хотел предать смертной казни, но боголюбивый едесский епископ  просил воеводу не предавать его смерти и оставить его в живых, «дабы тот прославлял величие Божие». Но даже такой весомый аргумент не подействовал на воеводу, и он ответил: «Боюсь помиловать  сделавшего такое великое злодеяние, чтобы не прогневать святых мучеников, и которых оскорбил этот клятвопреступник».
 Но все же благодать и любовь к Богу понуждают человека быть  милостивым даже к злодеям и преступникам.  Наш святой Владимир и злодеев, достойных казни, «не торопился казнить, даже за великую вину, и из-за этого умножались разбойники, воры и прочих всяких зол делатели. И говорили митрополит и старцы Владимиру: «Почему, князь, злодеев ты не казнишь?» Он отвечал: «Боюсь греха». Митрополит же и старцы сказали: «Ты от Бога поставлен властителем для наказания злодеев и поощрения делающих добро. Так что достойно тебе наказывать злодеев, рассмотрев их вину, ибо знай, что, если ты не казнишь злых, значит, ты сам совершаешь зло по отношению к добрым, поскольку из-за твоего нерадения умножаются злые на пакость добрым. Так что погуби злых, чтобы добрые жили в мире». Но все равно даже перед таким обличением святые находят возможности для  появления милосердия. И Церкви надо быть в первую очередь внимательной, помогать им,  исправлять их и ввести к вечной жизни.