Приветствую Вас Гость!
Суббота, 22.07.2017, 21:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей

Главная » 2017 » Июнь » 15 » 30-31 МАЯ. КАЗАНЬ. ДОКЛАД КИРИЛЛОВОЙ Т. В. НАЧАЛЬНИКА КАФЕДРЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ
13:35
30-31 МАЯ. КАЗАНЬ. ДОКЛАД КИРИЛЛОВОЙ Т. В. НАЧАЛЬНИКА КАФЕДРЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ

ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«РОЛЬ ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫХ МУСУЛЬМАНСКИХ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В РЕСОЦИАЛИЗАЦИИ ОСУЖДЕННЫХ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ»

(Казань, Республика Татарстан,

30-31 мая 2017 года)

ДОКЛАД

КИРИЛЛОВОЙ Т. В.

НАЧАЛЬНИКА КАФЕДРЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ

ДОКТОРА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК

ДОЦЕНТА

(город Рязань)

на тему:

«РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН»[1]

 

«На то, чтобы разбить сердце

или совершить преступление,

хватит и мгновения.

А преображение требует времени»

Луис Карлос Монталван

 

У тюрьмы не женское лицо…Вопрос женской преступности никогда не потеряет своей актуальности. По данным статистики число преступлений с участием женщин неуклонно растет. Поэтому анализ женской преступности, поиск путей ресоциализации осужденных женщин - не просто решение актуальной  проблемы, это попытка найти выход из того духовного и демографического тупика, к которому стремительно приближается современное общество.

Сегодня в тюрьмах и колониях Российской Федерации находится более 600 тысяч человек. Почти пятьдесят тысяч из них - это женщины. К сожалению, приходится констатировать, что после освобождения многие из них возвращаются в места лишения свободы. Можно предположить,  что высокая рецидивность преступлений женщин обусловлена недостаточным вниманием общества к их ресоциализации и социальной адаптации после освобождения, спецификой отечественной уголовно-исполнительной системы, в учреждениях которой зачастую вместо ресоциализации происходит "ломка" социальной адаптации, психического и физического здоровья осужденных женщин

Женская преступность - это трагедия для общества, разрушение женской культуры, доброты и материнской любви. Лучшие качества женщины модифицируются: доброта обращается в жестокость, материнские чувства – в цинизм, доброжелательность - в грубость и хамство, бескорыстие - в жадность и стяжательство.

Рост преступлений, совершаемых женщинами, является индикатором крайней формы социального и духовно-нравственного неблагополучия общества. Очевидно, что перед нашим обществом сегодня встает задача по обузданию роста женской преступности, минимизации её последствий. И это задача для не только для силовых и правоохранительных структур,законодательных органов и органов исполнительной власти. Минимизация последствий женской преступности важна и для всего общества в целом, общественных объединений и всего населения нашей страны.

Поэтому не случайно обсуждение вопроса женской преступности на различных конференциях. 29 сентября 2015 года в Академии ФСИН России в Рязани состоялась III Международная научно-практическая конференция «Роль духовенства в ресоциализации и социальной адаптации осужденных в местах лишения свободы и после освобождения», 22–23 июня 2016 года в Вологодском институте права и экономики ФСИН России была проведена межрегиональная научно-практическая конференция «Проблемы исполнения наказания и ресоциализации женщин, осужденных к лишению свободы» и т.д. Дискурс научного сообщества направлен на теоретическое осмысление процесса организации планомерной и комплексной работы по ресоциализации и социальной адаптации осужденных, в том числе и осужденных женщин.

Согласно переписи населения, проведенной в 2010 г. в Российской Федерации, количество женщин составило 76 млн. 809 тысяч 957 человек.

По официальным статистическим данным в 2015 г. в России установлено 172 178 женщин, совершивших преступления из общего количества преступников, которое составляло 1 млн. 075 тыс. 333. Это 16 % общей криминальной массы населения. Для сравнения, в 2014 г. из 1 млн. 006 тыс. 003 лиц, совершивших преступления, по статистическим сведениям МВД России, женщин составили – 158 156 или 15,7 %.

Таблица 1

Год

Общее количество преступников

Из них женщин

%

 

2014 г.

1006003

158156

15,7 %.

2015 г.

1075333

172178

16 %

 

Количество женщин, отбывающих наказание в исправительных учреждениях России, изменяется, однако в среднем составляет 8% от общего количества заключенных. В других странах количество заключенных женщин держится на уровне 5 — 6%, за исключением Боливии ( 12%), ОАЭ  ( 11,2%) и США ( 8,8 %) ( по данным 2012 г.). В последние годы наблюдается рост численности женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы. За этот период доля осужденных женщин возросла более чем в полтора раза.

Подавляющее большинство осужденных женщин отбывает наказание вдалеке от дома, в отличие от мужчин, колонии для которых есть в каждом территориальном органе. К примеру, ближайшая женская колония от Татарстана и Республики Марий Эл находится в В ходе реформирования уголовно-исполнительной системы выявление этой негативной тенденции привело к  перепрофилированию части воспитательных колоний в исправительные колонии и лечебно-исправительные учреждения для осужденных женщин. Сегодня осужденные женщины содержатся в 35 исправительных колониях. 200 км в г. Козловка Чувашской Республики. Количество девочек, осужденных к наказанию с лишением свободы, т.е. к реальным срокам наказания, значительно меньше. Это связано в том числе и с процессами гуманизации. Предполагается, что наказания без лишения свободы могут частично предупредить заражение осужденных криминальной субкультурой и способствуют сохранению их социальных связей. Колонии для несовершеннолетних нарушительниц закона функционируют в Рязани, Старом Осколе и Томске.

Обратимся к данным официальной статистики.

По состоянию на 1 мая 2017 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 622 079 чел. (-8 076 чел. к 01.01.2017).

В учреждениях содержатся 48 620 женщин (-622 чел.), в том числе 39 447 – в исправительных колониях, лечебно-исправительных учреждениях, лечебно-профилактических учреждениях и 9 173 – в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора при колониях. При женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживает 577 детей [1].

Женская преступность -  явление исторически изменчивое. Ей присущи определенные особенности, обусловленные историческим, социальным, религиозным  положением женщины в обществе, ее психофизиологическими особенностями.

Преступность традиционно разделяют по половому признаку, и это, несомненно, справедливо, потому что и количественно, и качественно женская преступность отличается от мужской. Так, в количественном отношении женская преступность длительное время значительно уступала мужской.

Исторический экскурс показывает нам, что период, начиная с конца прошлого столетия до настоящего времени, войдет в историю России не только как период демократических преобразований, но и как время крайне негативных количественных и качественных тенденций преступности среди женщин. Данный вид преступности в последнее время растет, видоизменяется структурно, и связано это, прежде всего, с негативными аспектами социальных процессов, происходящих в обществе. В начале 20 века и в первые послереволюционные годы женская преступность не привлекала к себе особого внимания: женщины совершали мало преступлений, и их социальная активность была невелика.

По данным, приведенным в исследовании Волковой Т.Н., в 1926 г. женщины, совершившие преступления, составляли 12,4% от общего количества осужденных. К 1935 г. процент женщин в общей структуре осужденных значительно снизился. Начиная с 1930 года, он составляет около 10%. Однако по-прежнему в структуре женских преступлений преобладают почти все те же виды: сводничество и притоносодержательство (77,8%), оскорбление и клевета (58,8%), самогоноварение и шинкарство, а также убийства и телесные повреждения (20%) [2].

ачиная с 2008 года, процентное соотношение женщин в общей численности осужденных неуклонно возрастает (В период Великой Отечественной войны женская преступность значительно активизировалась и достигла 50%. Н2009 г. - 7,5 %; 2010 г. - 7,8 %, 2011 г. - 8,1 %). В 2012 году начинается период некоторого замедления этого процесса, причины которого ученым еще необходимо выяснить. По нашему мнению, это явления также есть следствие гуманного отношения к осужденным женщинам, назначения судами наказаний, не связанных с лишением свободы. При этом необходимо помнить, что общее количество женщин-преступниц продолжает неуклонно возрастать.

Вышеуказанный период, экономически тяжелые послевоенные годы, не подвергались серьезному анализу ученых с точки зрения женской преступности и проблем криминальных процессов в женской среде.

Только с начала 1990 гг. в научном сообществе делаются попытки глубже исследовать женскую преступность. Это происходит  в связи с необходимостью научного осмысления и систематизации накопленных знаний о психологии  осужденных женщин, их криминологических, социально-демографических и иных характеристиках. Сегодня этому вопросу уделяется достаточно большое внимание, ученые  юристы, психологи, социологи, специалисты в области гендерных исследований, государственные и правоохранительные органы изучают причины женской преступности и ищут пути и способы повышения эффективности ресоциализации осужденных женщин.

Для того чтобы выделить приоритетные направления ресоциализации осужденных женщин, первоначально рассмотрим  их специфические особенности.

Антипов А. Н., Первозванский В. Б. в своей статье «Криминологическая характеристика осужденных женщин» приводят следующий анализ их уголовно-правовой характеристики: при со­хранении в целом общей негативной картины обнаруживается наличие некоторых измене­ний:

– увеличе­ние темпов снижения числа тяжких и особо тяжких преступлений в общей совокупности преступлений, совершенных женщинами;

– уве­личение темпов сокращения числа женщин, от­бывающих наказание в местах лишения свобо­ды во второй, третий раз и более;

– уменьшение кратких и увеличение длительных сроков пре­бывания в местах лишения свободы[3].

Таким образом, из общего числа женщин, содержащихся в местах лишения свободы, по­давляющее большинство осужденных женщин (каждые восемь из десяти) отбы­вают наказание за тяжкие и особо тяжкие пре­ступления; каждая десятая - за преступления средней тяжести; остальные отбывают наказа­ние за умышленные преступления небольшой тяжести и преступления, совершенные по не­осторожности.

Четыре из каждых десяти осужденных женщин отбывает наказание за преступления, связанные с незаконным оборо­том наркотиков. Однако при росте числа преступлений, связанных с неза­конным оборотом наркотиков, наблюдается сокращение количества женщин, их со­вершивших, что свидетельствует о многократности со­вершения данного вида преступлений одними и теми же лицами. Аналогичная картина и среди лиц, отбываю­щих наказание за убийства,  это каж­дая четвертая.  Каждая седьмая осужденная женщина отбывает наказание за кражу; каждая двадцатая - за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Анализ сроков наказания, на которые осуждены женщины, показал, что наибольшее их число (42,8 %) продолжает отбывать наказание сроком от пяти до десяти лет. Несколько изменилось за 2009-2012 гг. число женщин, отбывающих сроки наказания в пределах от года до трех лет (22,9 %) и от трех до пяти лет (20,0 %). При снижении численности осужденных женщин, отбывающих наказание сроком от пяти до де­сяти лет, приостановился рост числа женщин, отбывающих наказание сроком от десяти до пятнадцати лет. Одновременно наблюдается весьма значительный рост (на 7,3 %) числа осужденных к длительным (свыше 20 лет) срокам лишения свободы.

Опрос осужденных женщин показывает, что значительная их часть продолжает испы­тывать трудности при освобождении и факти­чески не готова к нему. Основные трудности, с которыми женщина сталкивается после ос­вобождения, - это трудовое (59,1 %) и быто­вое (31,6 %) устройство. Это подтверждается и тем обстоятельством, что практически все осужденные женщины рассчитывают после освобождения исключительно на помощь род­ственников и друзей, не надеясь на помощь со стороны государственных органов, обще­ственных организаций.

Необходимо заметить, что ближайшие пла­ны осужденных женщин после освобождения имеют социально позитивную направленность и сводятся к поиску работы (55,2 %), восста­новлению полезных социальных связей, соз­данию семьи, повышению образовательного уровня (34,3 %). Вместе с тем каждая двадца­тая женщина (5,1 %) отметила, что «ничего не будет делать» после освобождения. Однако подобные высказывания освобождающихся, как показывает практика, довольно редко совпада­ют с реальностью, о чем свидетельствует постоянный рост числа осуждаемых к лишению свободы женщин, не имеющих определенного рода занятий.

Более того, данные по рецидиву престу­плений среди осужденных женщин позволяют предположить, что социально опасный образ жизни будет продолжать вести каждая четвертая (24,3%) из числа освобожденных [3].

При построении программ ресоциализации осуждённых женщин важное значение имеет их отношение к религии. Религиозное воспитание является одним из направлений воспитательного процесса в исправительных учреждениях. Оно способствует нравственному становлению личности, формированию отрицательного взгляда на совершённое преступление и отказа в будущем от преступного образа жизни.  По результатам специальной переписи осуждённых мы можем утверждать, что количество верующих осуждённых значительно увеличилось: в 1999 году позиционировали себя неверующими 62,9 % осуждённых, а в 2009 году их количество составило менее 25%. Примечательно, что наибольшую долю приверженцев ( 84,2 %) той или иной  религии мы видим у осужденных женщин. Поэтому очевидно, что сегодня назрел вопрос обеспечения прав верующих в местах лишения свободы, расширения сферы тюремного служения Русской Православной Церкви, других традиционных религиозных объединений в вопросах исправления, ресоциализации, социальной адаптации, подготовки осужденных к освобождению и их возвращению в общество. Совместное решение этого и других вопросов, связанных с вероисповеданием осужденных женщин, в значительной степени облегчает взаимодействие исправительных учреждений с религиозными организациями, как с представителями Русской православной церкви, так и представителями других религий.

Интерес для нас представляют результаты исследований НИИ ФСИН России, согласно которым по состоянию на 1 ноября 2012 г. в ИУ православными являются 73,9% опрошенных осужденных мужчин в ИК, христианами иной конфессии - 3,2%, мусульманами - 6,3%, буддистами - 1,8%, атеистами - 13,8%. Исповедуют иную религию 1% осужденных.

Число женщин, исповедующих православие, составляет 72%, христианство иной конфессии - 8,7%, ислам - 4,2%, буддизм - 0,2%, иную религию - 3,1%. Число осужденных женщин, причисляющих себя к атеистам, составляет 11,5%.

Доля несовершеннолетних осужденных, не исповедующих никакой религии, составила 24,9%. Остальные 75,1% осужденных исповедуют: православие - 67,0%; мусульманство - 4,2%; иную религию - 3,9%.

Л. А. Латышева в своих исследованиях приводит обобщенный социальный портрет осужденной женщины: средний возраст - 37,1 год. Вместе с тем, значительно увеличился удельный вес молодежи от 18 до 29 лет. Соотношение возрастных групп осужденных - матерей свидетельствует о том, что доминирует категория в возрасте свыше 40 лет (38%), чуть меньше - (34%) лица возрастного диапазона от 20 до 30 лет. Большинство из них находятся в одном из самых социально продуктивных возрастов - от 30 до 39 лет. Средний срок наказания составил 5,7 лет. Уровень среднего образования женщин, лишенных свободы, несколько снизился, однако заметно увеличилась численность имеющих высшее и среднее специальное (профессиональное) образование. Количество осужденных - матерей, имеющих среднее и среднее специальное (профессиональное) образование увеличилось. Самыми распространенными составами преступлений среди преступниц являются: убийство, причинение тяжкого вреда, повлекшего за собой смерть; разбойные нападения; хулиганство, мошенничество, хищения, вымогательство.

Она также отмечает, что в настоящее время возрастает численность осужденных матерей. Большинство из них находятся в одном из самых социально продуктивных возрастов – от 30 до 39 лет. Получается, что в условиях демографиче­ского спада, кризиса семьи, роста девиа­ций детей значительная часть женщин вме­сто выполнения традиционных гендерных ролей (создания семьи, рождения, воспи­тания и обучения потомства) проводит важ­нейшие для жизни годы в местах лишения свободы. [4]

По данным НИИ ФСИН России, подавляющее большинство женщин-осужденных (до 98%) старается поддерживать полезные социальные связи. Наибольшее их число (68,5%) поддерживает контакты с семьями, 48,9% – с родственниками, 24,7% – с друзьями. Число женщин, которые ни с кем не поддерживают таких связей, остается на прежнем уровне и колеблется в диапазоне от 2 до 5%. Необходимо отметить, что наиболее интенсивно осужденные женщины до наступления 40-летнего возраста поддерживают отношения за пределами исправительного учреждения. С возрастом интенсивность всех социально полезных связей, будь то семья, родственники, друзья и иные лица, снижается в среднем на 8– 10%. Наблюдается своеобразный процесс перераспределения видов связей. Отмечается рост числа связей с друзьями (к 40 годам – на 8,3%) и снижение таковых с родственниками (на 7,8%). Данные тенденции обусловлены закономерностями, связанными с изменением психологического развития личности в условиях изоляции, что диктует необходимость активизации работы социальных работников, воспитателей и педагогов. [5]

Почти две трети женщин, отбывающих наказание в исправительных колониях, имеют детей: у каждой третьей есть один ребенок, у каждой пятой – два, у каждой десятой – от трех до пяти и более детей. В абсолютных цифрах это около 40 тыс. детей, остающихся практически без матери. Чуть более трети (35%) женщин детей не имеют. Доля детей, переданных на воспитание родственникам, вдвое превышает суммарную долю детей, переданных в детские дома и находящихся в домах ребенка при ИУ, что означает относительную сохранность позитивных и социально полезных связей женщин с обществом.

Исследование вопроса о семейном положении осужденных женщин показало, что от 55 до 75% данной категории лиц (а по отдельным регионам и более, например, 80–83% в ГУФСИН России по Республике Коми, ГУФСИН России по Красноярскому краю) не состоят или не состояли в зарегистрированном браке, у каждой пятой-седьмой замужней женщины семья распалась во время отбывания наказания, а каждая шестая состоит в гражданском браке ( Там же. С. 20)

В последние годы отмечается рост отдельных видов преступлений, совершаемых лицами женского пола, что подтверждает имеющаяся статистика. Свыше 60% преступниц осуждены за корыстные преступления, 2/3 из которых составляют кражи. В пять раз возросло число женщин, отбывающих наказание за убийства, причинению тяжкого вреда здоровью, мошенничество, присвоение или растрату

Анализ научных исследований и статистических материалов позволяет выделить основные тенденции  происходящих в женской преступности изменений.

1. Очевидна тенденция роста преступности женщин. Согласно криминологическим исследованиям темпы роста количества женщин, совершивших преступления, значительно опережают показатели мужской преступности.

2. Женская преступность приобретает  организованный, групповой характер.

3. В криминальном поведении женщин отмечается рост тяжких и особо тяжких преступлений, количества рецидивных преступлений.

4. Наблюдается общее омоложение осужденных женщин, увеличение в ИУ женщин пенсионного возраста и инвалидов.

5. Увеличивается количество женщин, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

6. Увеличивается доля участия женщин в совершении преступлений насильственного характера.

7. Наблюдается вовлечение женщин в тяжкую и особо тяжкую преступность.

8. В структуре женской преступности большую часть составляют преступления против собственности.

9. Повышается криминальная активность женщин в экономической сфере.

Кузнецов М.И., Ананьев О.Г. предлагают следующую классификацию осужденных женщин, отбывающих наказание в исправительном учреждении:

1) осужденные женщины, имеющие краткие сроки лишения свободы, у которых есть серьезные социальные проблемы, прежде всего связанные с отсутствием документов, необходимых для ресоциализации;

2) женщины с физическими недостатками, инвалиды, престарелые, одинокие;

3) женщины, имеющие:

• малолетних детей в доме ребенка при ИУ;

• детей «на воле» и имеющие родительские права;

• детей «на воле» и лишенные родительских прав;

4) женщины, состоящие в зарегистрированном либо фактическом браке, который находится под угрозой распада;

5) склонные:

• к суициду и аутоагрессии;

• побегу;

• употреблению алкоголя и наркотиков;

• совершению террористических актов и захвату заложников;

6) агрессивные, имеющие психические аномалии, способные совершить любые насильственные уголовные преступления в ИУ;

7) измышляющие слухи, которые приводят к возникновению конфликтов, их развитию и негативным последствиям;

8) переведенные из воспитательной колонии в исправительную;

9) неоднократно судимые женщины, поддерживающие традиции преступного мира;

10) больные активной формой туберкулеза, ВИЧ-инфицированные, которые свое поведение строят в ИУ по принципу «мне все равно умирать - поэтому веду себя, как хочу, и делаю, что хочу»[6].

Женская преступность безусловно отличается от мужской. Это не только гендерный признак, но и социальный статус из представителей в обществе, психологические и политические характеристики, а также характер совершенных общественно-опасных деяний.

Мы согласны с мнением Латышевой  Л.А., которая утверждает, что: «…Отличие женщины от мужчины в целом заключается в выполнении принципиально иных социальных функций. В первую оче­редь женщина играет традиционную роль хранительницы домашнего очага. Женщи­ны в большей степени зависимы от семей­ных отношений и связей: решение проблем содержания детей, ухода за престарелыми лежит в основном на их плечах. При этом осужденные женщины сложнее восприни­мают условия изоляции, процесс распада социально значимых связей протекает у них быстрее»[4].

Имеется целый ряд факторов, затрудняющих ресоциализацию осужденных женщин. Это алкоголизация женщин, личностные особенности осужденных женщин, связанные со значительной деформацией со­держания ценностно-нормативной системы и другие гендерные проявления.

Также следует отметить, что с точки зрения развития потребности материн­ства, восстановления социально полезных связей с семьей условия содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы не  являются благоприятными.

На равнее с кризисом политическим и экономическим, в России наблюдается и набирает темпы духовный кризис, который связан с невозможностью женщин, справиться с трудностями, возникшими в связи с изменившейся ситуацией в стране, из чего следует необходимость возрождения духовности, религиозного просвещения и воспитания осужденных женщин для их успешной ресоциализации и возвращения в законопослушное общество.

Долгое время считалось, что женская преступность  не представляет общественной опасности,  она не изучалась специалистами как отдельный феномен, представляясь частью общей характеристики преступности.

Современные исследования показывают, что наблюдается срастание преступной деятельности женщин с террористическими, преступными группировками. Преступность среди женщин не только способствует росту в целом преступности в России, но и стиранию грани между моральным и аморальным поведением, она разрушает традиционный уклад семейных отношений, деформации социальных отношений. Результаты анализа современных социально-экономических и психологических процессов позволяют утверждать, что причины преступности среди женщин связаны с ослаблением главных социальных институтов, прежде всего семьи; возрастающей напряженности в обществе, конфликтности, враждебности людей; ростом психических отклонений, обусловленных наркоманией, алкоголизмом, проституцией, бродяжничеством и попрошайничеством.

Таким образом, актуальность и сложность проблем ресоциализации женщин, отбывших наказание в местах лишения свободы, говорят о том, что для их решения необходимо объединить усилия государственных органов, общественных объединений и  религиозных организаций. 

 

Литература:

  1. Официальный сайт ФСИН России. Электронный ресурс. Режим доступа: // http://www.fsin.ru.
  2. Волкова, Т. Н. Проблемы отбывания наказания и ресоциализации женщин, осужденных к лишению свободы. Дис. Канд. Юр. наук. – 1995. – 131с.
  3. Антипов, А.Н. Криминологическая характеристика осужденных женщин / А.Н. Антипов, В. Г. Первозванский. //Криминологический журнал Байкальского гос. ун-та экономики и права. –2013. – № 1
  4. Латышева Л.А. Особенности ресоциализации женщин, осужденных к лишению свободы / Изд-во Волог. ин-та права и экон. ФСИН России, Вологда – 2014 г. – С.94-98
  5. Характеристика осужденных (по состоянию на 1 ноября 2012 года) [Текст] : аналитический материал / А. Н. Антипов [и др.]; под общ.ред. А. В. Быкова; ФКУ НИИ ФСИН России. – Тверь : ФКУ НИИИТ ФСИН России. – 47 с.
  6. Кузнецов М. И. Социальная работа с осужденными в ИУ : учеб.пособие / М. И. Кузнецов, О. Г. Ананьев. – Рязань : Академия ФСИН России, 2007.

 

Кириллова Татьяна Васильевна, начальник кафедры юридической психологии и педагогики Академии ФСИН России, доктор педагогических наук, доцент

 

30-31 мая 2017 года

Казань, Республика Татарстан

Российский исламский институт

преступность; женская преступность; женщины, отбывающие наказание в виде лишения свободы; социальный портрет осужденной женщины; ресоциализация осужденных женщин. : Ключевые слова

[1]Аннотация:В статье анализируются основные тенденции женской преступности с исторических, статистических и криминологических позиций, приводится характеристика женщин, отбы­вающих наказание в виде лишения свободы. Проводится анализ осужденных с точки зрения их религиозных воззрений. Рассматриваются вопросы ресоциализации и социальной адаптации осужденных женщин, вносятся предложения, способствующие более эффективной ресоциализации и снижению рецидивной преступности осужденных женщин.


 

Просмотров: 126 | Добавил: agafonov | Рейтинг: 5.0/1